(Русский) Призвание – это легкость бытия [интервью с Марианной Блиер]

марианне блиер | блог Наталья Швайцер

Leider ist der Eintrag nur auf Russisch verfügbar. Der Inhalt wird unten in einer verfügbaren Sprache angezeigt. Klicken Sie auf den Link, um die aktuelle Sprache zu ändern.

марианне блиер | блог Наталья Швайцер

@marianna blier

Сегодня я к вам с новой историей из жизни. Марианна Блиер стала для меня примером женщины, которая найдя свое призвание в мире искусства, успешно использует и совмещает свои знания из предыдущей деятельности. Эта история мотивирует, учит и заряжает энергией. Обязательно читать до конца.

Марианна Блиер родилась в 1976 в Астрахани. Закончила экономический факультет МГУ, кандидат экономических наук. Получила степень MBA в области финансы и контроллиг в университете Donau University, Krems в Австрии. Более 15 лет проработала на руководящих должностях в международных корпорациях в России и Австрии. Параллельно занималась искусством, закончила Художественную школу в России, курсы Венской Художественной Академии, летних Академий в Зальцбурге и Берлине. Марианна является участником многочисленных выставок в Вене, Нью-Йорке, Берлине, Венеции.

Два года назад ушла из мира бизнеса, чтобы стать свободным художником. В настоящий момент занимается живописью и скульптурой в своей студии в Вене и студиях Каррары (Италия). Параллельно является арт консультантом и куратором выставок для крупной международной корпорации, проводит мастер классы по живописи и рисунку для взрослых и детей.

www.mariannablier.com

Призвание – это легкость бытия!

марианна блиер | блог Наталья Швайцер

@marianne blier

Марианна: Призвание – это… ясное видение своего пути и определенная легкость. То есть, призвание – это не некий груз, или тяжелый крест, который надо нести, а именно легкость, легкость бытия. Так в определенный момент понимаешь, что вот он – твой путь, и сразу становиться очень легко по нему идти, даже несмотря на препятствия и сложности. Внутреннее ощущение легкости и правильности того, что ты делаешь, очень помогает. Просто, когда идешь по своему пути, все само собой правильно складывается.

Наталья: Как это происходит, когда Вы это поняли? Был ли у Вас какой-то момент, что вдруг раз, что-то случилось, и я поняла – это мое призвание? Или это какой-то процесс? Как это было у Вас?

М.: У меня было и то, и другое, и момент и процесс. С самого детства я любила рисовать и знала, что это мое, мой путь. И тем не менее я всегда его откладывала. То есть, были разные причины, и я всегда себе говорила – потом, потом, еще есть время. И потом был определенный момент, когда мне уже почти исполнилось 40 лет, было ощущение, что я уже прожила половину жизни, и больше уже ничего нельзя откладывать. И это был тот самый момент, когда я почувствовала легкость моего пути и просто пошла по нему.  Хотя, наверное, в практическом плане этот путь намного тяжелее прежнего, гораздо больше «риска и неопределенности». Но появилось необыкновенное ощущение легкости и свободы внутри, когда я выбрала свою нынешнюю деятельность.

Н.: Скажите, пожалуйста, какие 2 или 3 самые сложных и важных препятствия Вам пришлось преодолеть, до того, как Вы поняли, что все, вот я встала на новый путь, занимаюсь любимым делом и иду своей дорогой?

М.: Наверное, самое большое препятствие для человека – это он сам. И самое большое препятствие для меня было – я сама, мои страхи, сомнения. Страх, что уже поздно, страх, что люди подумают, страх, что я потеряю большой круг общения, потому что до этого я была в корпоративном мире, а теперь перехожу в «мир искусства», и там будут совсем другие люди. Еще страх неопределенности, страх материальных проблем. Было очень много страхов. И, наверное, вот эта борьба со страхами и была основным препятствием, но и стимулом тоже.

Второе препятствие, как не странно, для меня это был успех. Успех – это такая  опасная вещь. То есть, достигнув успеха, как бы появляется определенная лень, и нежелание что-то менять. И плюс опять же страхи, что, если я буду делать что-то другое, или рискну, то есть опасность успеха не повторить.

Плюс еще, сам по себе успех – он и расслабляет, и опять же, вызывает дополнительный страх, и наверное, он нас ничему не учит, все-таки учат в жизни  человека  скорее какие-то неудачи и проблемы, чем успех.

И я думаю, что вот эти два фактора – страхи и успех, успех того, чего я уже достигла, будучи в бизнесе – были мои главные препятствия.

Н.: То есть, у Вас уже была определенная планка, как бы граница?

М.: Да, и когда полностью меняешь образ жизни, и то, чем занимаешься, ты начинаешь сравнивать. И этого не избежать. Вот ты здесь уже чего-то достиг, а сможешь ли ты чего-то достигнуть на другом поприще, особенно если ты только еще в начале долгого пути? То есть, успех – это уже определенная планка.

Плюс успех – это еще и леность. Вот думаешь – а зачем, ведь все же и так хорошо. Зачем что-то менять, если карьера хорошо развивается, и все идет без усилий. То есть успех, он дает определенное ощущение, и я считаю, что оно ложное, это ощущение самодостаточности, стабильности, и успех «убивает» креативность, в том числе и в искусстве.

И вот у меня было два таких препятствия в жизни.

Н.: Если бы Вас спросили, какие личностные качества помогли именно Вам преодолеть эти препятствия? Что вам помогло?

М.: Наверное, упрямство. То есть, я с детства упрямая, у меня была вот эта черта – никогда не сдаваться. В раннем детстве я была очень слабеньким ребенком, а мама отдала меня в спортивную секцию со взрослыми ребятами, которые еще и в футбол играли, и везде меня с собой брали. Я – маленький слабый ребенок, с недостатком мышечной массы, в которую всегда попадали мячиком, и это было очень больно, но у меня было все равно было какое-то упрямство и упорство, что я все равно смогу, смогу преодолеть, быть выше себя самой. Наверное, это – никогда не сдаваться, чтобы ни произошло – мое важное качество.

Н.: А у Вас есть какой-то рецепт? Вот если происходит процесс развития, он же не всегда состоит в том, что вот я только рисую,  и у меня все идет в гору. Есть ли у Вас какие-то рецепты успеха, как Вы, например, справляетесь с падениями, что Вам помогает?

М.: Есть такая знаменитая фраза, что это нас либо убьет, либо сделает сильнее. Я всегда задаю себе этот вопрос, меня это убьет? Нет, вроде бы жива. Щупаю себя – вроде бы пока жива. Значит, я буду сильнее.

Плюс, кажется, Черчилль сказал, что успех – это движение от одного поражения к другому. Я на себе это очень сильно прочувствовала, что достижение некой цели – это не то, что ты идешь, или весело порхаешь с вершины на вершину, а, скорее всего, ты падаешь. И если ты еще жив, то ты встаешь гораздо более сильнее, чем, когда ты упал. И я воспринимаю поражения как своего рода награду за усилия. Может быть, это звучит абсурдно, парадоксально, но в моей жизни все мои поражения и падения выводили меня на более высокий уровень развития. Поэтому, если это случается, да, конечно, это неприятно. Но я уже знаю, что это делает меня сильнее.

Н.: А, то есть, Вам уже практика показывает, и у Вас уже есть определенные выводы.

М.: Да,  даже если я уже думаю, все, хуже уже быть не может, казалось бы, настолько все плохо. Но все равно внутри меня сидит какой-то бесенок и говорит мне – ты помнишь, вот было же еще хуже, было совсем-совсем плохо, а потом все было в тысячу раз лучше. Потому что так нужно. Это значит, что какой-то поворот особый происходит, и какое-то очень важное событие, которое таким вот образом обозначается. Опять же, может абсурдно звучит, но это так работает!

Н.: То есть, Вам упрямство помогает, и что еще?

М.: Упрямство, и еще, пожалуй, скажу про другое качество – это чувство юмора. Я, даже если совсем все очень плохо, пытаюсь над этой ситуацией посмеяться. Вообще чувство юмора по жизни очень помогает. Всегда нужно уметь посмеяться, пошутить над собой, над ситуацией, представить себе все это как комедию. Даже если что-то очень неприятное происходит, уметь посмотреть на это все со стороны, и не в трагическом ключе, а, наоборот, в юмористическом. Я, например, вспоминаю черно-белые фильмы Чарли Чаплина, как он там смеялся над вещами совсем не смешными. Там и пародия на Гитлера, но это не выглядят как-то неправильно. Это, наоборот, как бы показывают ничтожность и абсурдность зла. И вот именно если с таким юмором со стороны на себя посмотреть, как бы отдалиться от ситуации, то понимаешь, что ты не пуп земли, и все это даже забавно, смешно, и даже можно получить от этого удовольствие.

Н.: да, это классно. И теперь последний вопрос. Что бы Вы хотели пожелать другим, которые еще до того, кто только сидит и думает, и не решается, или кто вообще еще этой темой не занимался. Ну, вроде бы жизнь идет нормально, и многих ведь сдерживает именно ощущение вот этой какой-то ложной стабильности. Что бы Вы им посоветовали? Или тем, кто уже подумывает над этим вопросом, но пока никак  не может решиться?  Что бы Вы им сказали?

М.:

марианна блиер за работой | блог Наталья Швайцер

@marianna blier

Во-первых, то, что жизнь – одна и она должна быть интересной.  Да, можно сказать, что живешь стабильно, и у тебя все хорошо. Но если человек задумывается о переменах, значит, уже что-то не так. Может быть, ему просто скучно. И это не правильно!   Ведь это такое большое удовольствие, прикол, счастье, вдохнуть вот эту свободу, и решиться, и сказать – ну, а что меня сдерживает?

 Вот это опьянение свободой – это действительно большой кайф. И почему бы не наполнить какой-то промежуток жизни вот этой свободой делать то, что ты хочешь?

Потому что самое ужасное, в моем представлении – это когда ты умрешь, лежишь в гробу, и думаешь – ну что же вот тогда я не пригласил вот ту девушку на чашечку кофе? Ну, возможно, все бы и было плохо и она бы разбила мне сердце, а может и нет. Или почему не прыгнул с парашютом? Или не полез в горы? Может быть, я бы себе там ногу сломал, но ведь можно же было попробовать. То есть, когда уже лежишь в гробу, пошевелиться невозможно, и понимаешь, что пропустил кучу всяких возможностей, которые не обязательно привели бы к каким-то супер-результатам, но почему бы и не попробовать?

И вот с этой точки зрения понимаешь, что чем больше попробуешь, то не так обидно будет лежать в гробу. Гораздо приятнее лежать с пониманием, что вот это я попробовал, вот это еще вот тут сделал, то есть наполнить жизнь максимально, потому что есть очень много возможностей. Какая бы ни была ситуация, все равно, у любого человека очень много возможностей.  И максимально нужно эти возможности использовать. Ну  не получиться –  значит, не получиться. В конечном итоге, опять же, лежа в гробу, будешь понимать – ну не получилось, ну и что, зато я попробовал.

То есть, очень важно жалеть о том, что сделал, а не о том, что не сделал.  И вот это главный совет – лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, что не сделал.  И не бояться, на самом деле, ничего нового в жизни.

Н.: А  у Вас есть какой-нибудь план? Пятилетка или что-нибудь еще? Вы же привыкли по работе планировать.

М.: Да, по своей прежней работе я привыкла планировать. План и сейчас конечно, есть, но он, скорее всего, такой, глобальный. Я сейчас отказалась от каких-то годичных планов, есть какое-то глобальное желание, реализовать свои идеи в скульптуре, и звучит это очень глобально. Потому что я не могу сказать, что у меня есть 10 конкретных проектов, которые я должна реализовать. И тем не менее, идеи, наброски есть, и я хочу над ними работать. Из более материалистичных планов, мне бы очень хотелось иметь свою студию, в Италии, в Карраре, рядом с морем и рядом с тем местом, куда приезжал Микеланджело, чтобы выбрать мрамор для своих скульптур.  Вот это тоже, можно сказать, мой план, но он нисколько не руководит мной, я не бросаю все, чтобы его немедленно реализовать. Сейчас я больше следую вот этой легкости осознания своего пути. И знаю, что все придет само.

Из ближайших «выставочных» планов – участие в июле в одной из выставок в Венеции, во время Венецианской биеннале.

Н.: А в Вашем случае как это произошло, что Вы почувствовали притяжение какой-то определенной профессии, или Вы просто поняли, что вы художник?

М.: Ну, я всегда рисовала, с детства. Я закончила художественную школу, хотела очень поступать в художественное училище и потом в Академию. Но это был развал Советского союза, 90-е годы, и экономически все было не просто, да и родители меня отговорили.

Н.: То есть, попытки у Вас уже все равно были?

М.: Да, попытки уже были. Да, я рисовала всегда и много, я участвовала в конкурсах, закончила художественную школу, на курсы ходила. Потом была учеба на экономическом факультете МГУ,  начался быстрый рост карьеры, и я писала диссертацию по экономике, много работала, ездила как руководитель проекта в Австралию, Африку,  и все это, соответственно, откладывалось. Но все равно я чувствовала, что, когда я беру в руки кисточки или карандаш, что я чувствую себя лучше, чем когда я сижу за компьютером…

Потом в 2007 году меня пригласили на работу в Вену, и здесь я себя почувствовала легче, чем в Москве, появилось больше свободного времени, и были еще какие-то личностные переживания, несчастная любовь, которая вылилась в первую серьезную серию рисунков и бумажных коллажей. Я здесь начала резать бумагу, чего раньше никогда этого не делала, раньше я просто писала акварелью и маслом. И вдруг неожиданно, я была в таком состоянии, что стала из цветной бумаги склеивать коллажи, наверное, это был просто выплеск накопившегося опыта и эмоций. Кто-то их увидел, я сейчас точно и не вспомню, как это все произошло, но была первая выставка, после чего со мной стали работать галереи и кураторы. И потом уже несколько лет спустя, я вдруг поняла, что искусство, которое я делала для себя, вдруг оказалось интересным и другим людям.

А со скульптурой все тоже произошло неожиданно. Я всегда любила лепить, но о камне даже не помышляла. Хотя для меня всегда, с детства, был интересен Микеланджело, у меня было много художественных альбомов с фотографиями его работ. Помню, я смотрела черно-белые снимки его скульптурой, и думала, что человеку такое сделать просто невозможно, что это чудо, не реальность. Но когда я впервые начала работать с камнем, я поняла, что это возможно.

Когда я приступила к работе со своим первым камнем, у меня не было ни идей, ни единого наброска. Но я увидела на заднем дворе мастерской в Карраре свой камень и попросила дать мне его. И камень как будто руководил мной, говорил, что делать. Уже потом я прочитала слова Микеланджело: «Я видел ангела в куске мрамора и резал камень пока не освободил его». Точнее не скажешь. И вот это ощущение, что я тоже могу «освободить ангела», и это стало поворотным пунктом.

И я говорила уже, что довольно долго занималась искусством параллельно с работой. И при этом мне всегда было интересно не только самой быть художницей, но и работать с другими художниками и просто людьми, увлеченными творчеством. Так более 3-х лет назад я начала арт-проект в корпорации, где работала. И это не просто кураторский или консалтинговый проект, но гораздо больше. Я работаю как с профессиональными художниками, так и с сотрудниками компании. С одной стороны, я продвигаю и пытаюсь поддержать молодых художников, студентов художественных академий, с другой стороны, раскрыть творческий потенциал сотрудников корпорации, для которых искусство – либо хобби, либо единственная возможность по-настоящему выразить себя. Часть проекта – организация регулярных выставок в Вене, в штаб-квартире корпорации – великолепном здании в центре Вены!

Я много работаю с сотрудниками, а у нас в компании работает около 25 тысяч человек в более чем 30 странах по всему миру, я ищу «внутренних художников», и пытаюсь раскрыть их творческий потенциал. Вдохновит их! Когда-то я поняла, что это мое.  Я поняла, что это тоже часть моего призвания: не только самой творить, но и вдохновлять других людей, особенно не профессиональных художников, выискивать вот эту искру, «освобождать ангела».  И это мне безумно нравиться!

Н.: То есть, Вы еще и какие-то курсы ведете?

М.: Да, мне нравится работать с людьми. И не только учить, советовать, делиться секретами техники, но в первую очередь, вдохновлять! Я периодически организую воркшопы и мастерклассы, как индивидуальные, так и в группах. Кому интересно, и хотел бы поучаствовать, могут написать мне на электронную почту: marianna.blier@gmx.at

Работаю также в некоторых совместных проектах. Например, в Гринцинге, где мы проводим арт-воркшопы, совмещенные с дегустацией вина. Кстати, наше ближайшее мероприятие состоится 19 мая, место: Heuriger „Alter Bach-Hengl“, Sandgasse 9, 1190 Wien. Более подробная информация о мероприятии
https://www.grinzland.com/culture-ru

Н.: Марианна, спасибо большое за интервью, оно очень вдохновляет.

________________________________________________

Вот такое получилось интервью. Поделитесь что вы думаете по поводу поиска призвания? Как это было у вас?

Если вы еще в поиске, приглашаю вас поработать вместе, буду рада сопровождать вас. Начать можно с книги – пособия  http://lp.natalia-schweizer.com/book/